Четверг, 22 июля 2021 15:45

Протоиерей Максим Козлов про вакцинацию, QR-коды и новое поколение в Церкви

Можно ли по поступающим в семинарии судить в целом о церковной молодежи? И вообще какое оно, следующее поколение Церкви? Своими мыслями об этом, а также о таких волнующих людей вопросах, как вакцинация и ее добровольность, поделился известный и уважаемый московский священник, председатель Учебного комитета Русской Православной Церкви протоиерей Максим Козлов в эфире программы «Главное с Анной Шафран» на телеканале «Спас».

Про семинарии и новое поколение

К концу советского времени, к началу эпохи перемен, у Русской Православной Церкви было три семинарии на весь Советский Союз: в Сергиевом Посаде, который тогда назывался Загорском, в Санкт-Петербурге, который тогда назывался Ленинградом, и в Одессе, которая так же, к счастью, называется и сейчас. Также было две академии – в Загорске и в Ленинграде. Сейчас у нас только на территории Российской Федерации (без Украины, Белоруссии и других государств) 41 высшее духовное учебное заведение семинарского и академического типа – 38 семинарий и 3 академии.

Что касается числа абитуриентов, у нас нет семинарий, где в какой-то учебный год не велось бы приема, то есть, например, имелся бы первый курс, третий курс, а второго не было бы. Меня больше волнует другое – качество поступающих абитуриентов, причем по разным параметрам. Не только в том отношении, что средний выпускник обычной школы, который к нам идет, – это человек со значительно более низким уровнем общечеловеческих гуманитарных знаний, чем это было еще 20-25 лет назад, но и в том смысле, что к нам идут часто не лучшие из выпускников школ – у тех зачастую более приоритетными для поступления являются учебные заведения, где можно получить другие профессии. Вот это реальная проблема.

И второе: к нам поступают молодые люди с совершенно иным уровнем воцерковлённости и, скажем так, церковной сознательности. И вот здесь система духовного образования только адаптируется и осваивается. Что тут делать? Скажем, был введен подготовительный год к бакалавриату для выравнивания уровня выпускников. Семьдесят, восемьдесят, девяносто процентов абитуриентов мы сначала принимаем на подготовительный курс, где лакуны среднего образования (а в каком-то смысле и лакуны церковности) как-то выравниваются.

А вот что делать с общим трендом, что ярких, одаренных, талантливых личностей все меньше? Мне кажется, это более широкая проблема. Перед Церковью в целом стоит проблема современного молодого поколения, его отношения к церковной жизни. Ведь поступающие в духовные школы берутся не откуда-нибудь изолированно – они берутся из среды современной молодежи. И тут, наверное, нужно говорить о том, что отношение Церкви и общества, молодежи и Церкви сейчас отнюдь не такое оптимистически доброжелательное, как это было в 90-е годы.

Тут мы касаемся очень большого комплекса проблем. Я сейчас не дам совокупные, исчерпывающие ответы, почему это произошло, но, как минимум, отрицать это, закрывать глаза на проблему нельзя; нужно искать честные и прямые ответы на то, почему это происходит. Священноначалие церковное этим, несомненно, озадачено и озабочено, но это задача не только Патриарха и Синода – это задача всех членов Церкви. Как получается, что в младшей группе воскресной школы толпа, в средней – умеренное количество, а среди выпускников школ уже даже не десятки, а единицы доходят до той же приходской воскресной школы? А ведь оттуда в значительной мере набираются, в том числе, абитуриенты в семинарии. Это общецерковная проблема, а не проблема только системы духовного образования.

О вакцинации

Неоднократно уже священноначалие высказывалась по этому вопросу, и тут вряд ли можно сказать что-то другое. Мы за добровольность вакцинации, но при этом за ответственный подход каждого человека к тому или иному выбору, который он делает.

Хоть священники соблюдают меры, в том числе касающиеся ношения масок, а в храмах протирается все, что необходимо, и прочее, прочее, прочее, но понятно, что священнослужители так близки с людьми, что говорить о некоем «бесконтактном» служении никак невозможно. И не только мы находимся в группе риска, а люди через нас могут оказаться в группе риска. Поэтому про себя скажу: да, я принял свое время решение вакцинироваться. При этом я могу побуждать кого-то к прививке, говорить, что не вижу религиозного основания отказываться от вакцинации – скорее, наоборот, вижу основание это сделать для того, чтобы не стать для других людей причиной страха или причиной болезни, но упаси меня Бог кого-то заставлять или говорить: «Условием твоего трудоустройства может являться вакцинация».

Вот эта реальная, а не номинальная добровольность – то, чего, мне кажется, гражданское общество в нынешней ситуации должно требовать. Да, очень сложная пандемическая ситуация. Да, нужно добиться того, чтобы болезнь была остановлена. Но нельзя идти к этому, не уважая людей, их мнение, их право на информированность при принятии решения (не после пятиминутной консультации в преддверии того, как тебе сделают укол, а после полноценной консультации со специалистом). Только такое решение можно, на мой взгляд, признать ответственным и адекватным по отношению к человеку.

Я, наверное, могу понять логику властей (я сейчас говорю о властях не российских, а иных), когда те заявляют: «Ну, мы массово вакцинируем, и некоторый процент населения может заболеть и умереть результате вакцинации, но зато большинство получит вакцину». Это логика глобального мышления. Но когда речь идет о твоей жене, матери или сестре, о твоем сыне или ином близком тебе человеке, ты вряд ли согласишься, чтобы он оказался в числе тех, пусть и малых, процентов, на которых подобным образом отразится вакцинация. А Церковь, как еще Достоевский говорил, и слезинку ребенка не имеет права пропустить мимо своего внутреннего взора.

Желательно, чтобы в общенациональных официальных СМИ озвучивались мнения именно компетентных профессионалов, а не неких администраторов, которые готовы очередное решение вышестоящего начальства принять как истину в последней инстанции, но доверие к которым со стороны народа сейчас, прямо скажем, очень невелико. 

Про сегрегацию невакцинированных

Глубоко убежден: путь сегрегации – тупиковый путь. Могут быть, напротив, какого-то рода преференции для сделавших вакцинацию. Кстати, недавно в одном фейковом, но остроумном Telegram-канале пошутили о том, что нужно среди вакцинированных разыграть десять мест в Совет Федерации. Я думаю, что это неплохая шутка.

Какие-то бонусы могут придумать в мэриях, администрациях тех или иных регионов, где особенно активно продвигают вакцинацию. А то что только автомобили разыгрывают? Давайте идти путем создания преференций и поощрений, а не преимущественно запретов и наказаний. Я думаю, что это создаст куда большую степень взаимодействия между обществом и органами государственной власти.

Источник

Прочитано 44 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Православный календарь

Пожертвование на сайт

monobank:

5375 4141 0532 7745

ПриватБанк:

5168 7422 2907 6686

Яндекс деньги:

410011238270834

 

Посещения