Воскресенье, 20 июня 2021 22:23

"Азов": взлет и падение империи неонацистов в Украине

После 2014 года «азовцы» залезли чуть ли не во все сферы жизни Украины - политику, военное дело, религию, спорт, культуру, дела ветеранов, работу с молодежью. В одних случаях это целенаправленная политика партии, в других - работа опальных энтузиастов, иногда бесплатно, иногда за счет спонсоров и даже государства, считает автор УкраинаРу Владислав Мальцев.
Громкого шума наделало недавнее вручение премии «Викимеч», учрежденной для заполнителей украинской Википедии неким Институтом национальной стратегии, основанным в 2019 году Николаем Кравченко, по совместительству уже несколько лет занимающего пост первого заместителя вождя партии «Национальный корпус» Андрея Билецкого.

Эффект произвели и обращенные к награждаемым слова Кравченко: «Информационный фронт на государственном уровне до сих пор не считается фронтом. Здесь дела обстоят намного хуже, чем на передовой ООС. Впрочем этот факт должен побуждать нас не к нытью, а к наступлению в информационной плоскости. Украине для победы нужны скоординированные усилия целых коллективов. Поэтому создаем информационные добробаты! Мобилизацию на информационный фронт начинаем с википедистов».

А ведь мы знаем про «Национальные дружины» и «Ветеранское братство», «Спортивный» и «Юношеский» корпуса, издательство «Ориентир», консервативно-религиозное движение «Орден» и прочее. В прошлом году в «азовском» движении появилась и новая организация — Centuria.

Куда еще только не дотянулись «азовцы»?

Двуединая и триединая схема
Вообще подобная схема разнесения функций одного движения по разным организациям была придумана еще до «азовцев».

Например Организация украинских националистов (ОУН)* создавалась в 1929 году, как легальное политическое крыло действовавшей с 1920 года Украинской военной организации (УВО), которая должна была по-прежнему играть роль военизированного крыла. Правда по факту такой вариант не сработал, все молодые радикалы, включая того же Степана Бандеру, пополнили ряды ОУН. Позже бандеровская фракция ОУН, которую все считали раскольнической (в отличие от легитимной организации Андрея Мельника), сформировала свое военизированное крыло — Украинскую повстанческую армию (УПА)*.

Аналогичным образом бандеровская ОУН пыталась действовать и на Украине после 1991 года. С той лишь разницей, что организация, продолжая функционировать, «отрастила» себе и политическое (Конгресс украинских националистов, создан в 1992 году), и военизированное («Тризуб имени Степана Бандеры»*, создан в 1993 году) крылья. После ухода «Тризуба» в 1999 году в самостоятельное плавание его заменил созданный в 2001 году Молодежный националистический конгресс (МНК).

Несколько иную схему пыталась в 1991-1992 годах реализовать УНА-УНСО*, где самостоятельно действовала, вследствие чего запрет одного не бил по другому, и политическое (Украинская национальная ассамблея), и силовое (Украинская народная самооборона) крылья. Но также была предпринята попытка создания некоего «закрытого элитного ордена» в виде Украинского национального союза (УНС). Последний имел и собственную символику — крест с вписанной в него аббревиатурой УНС.

«Это планировалась, как триединая организация, — вспоминал в 2002 году лидер одной из конкурирующих версий УНА-УНСО Андрей Шкиль. — УНС — Украинский националистический союз. Как мне объяснял председатель политсовета УНА Анатолий Лупынос: «УНС — это семья, куда можно попасть, а выйти — нет. Только на тот свет». Вторая составляющая — УНА, как политическая партия. И УНСО — ее боевой отряд».

Схема с УНС не очень сработала, ибо был не вполне понятен его функционал, а вот разделение на политическую и военизированную части оказалось эффективным, так что УНА продолжала легально действовать и даже иметь депутатов в Верховной Раде, когда в отношении УНСО возбуждались уголовные дела и организацию запрещали.
Однако после многочисленных расколов начала нулевых, сопровождавшихся уходом активистов, УНА-УНСО превратилась в единую структуру с названием из двойной аббревиатуры.

Свои военизированные организации имело большинство ультраправых партий Украины 1990-х годов — «Патриот Украины» при Социал-национальной партии Украины (СНПУ), «Варта ДСУ» при Державной самостийности Украины (ДСУ) и т.д. Но это был просто «силовой блок» партий, далекий от описанного выше разделения организаций.

«Патриот Украины»

«Все, что есть за душой у «Азова», выходит… из наследия «Патриота Украины», — заявил осенью 2014 года Андрей Билецкий.

Сейчас можно было бы сказать, что все «азовское» движение основывается на том, что было заложено когда-то «Патриотом Украины».

Организация возникла в 2005 году, приняв название и символику старого «Патриота Украины», распущенного в феврале 2004-го при преобразовании СНПУ в «Свободу». Обычно датой создания новой организации, куда влились также харьковские активсты УНА-УНСО и «Тризуба», называется «оранжевый» Майдан зимой 2004-2005 годов, но по факту активность «патриотовцев» в Харькове стали замечать лишь в конце 2005-го.

«"Патриот Украины" — это боевая организация», — с таких слов начинается статья Билецкого «Украинский расовый социал-национализм — идеология организации "Патриот Украины"», открывающая программный сборник «Украинский социальный национализм» (Харьков, 2007 год).
Еще более конкретно говорил в 2008 году лидер киевского отделения организации Сергей Бевз: «"Патриот Украины"» был создан как Организация прямого действия». («Акциями прямого действия» в правой субкультуре называются насилие.)

В борьбе за доверие Белого вождя

В 2015-2017 годах при делении Гражданского корпуса «Азов» по функционалу был создан ряд структур, каждая из которых отвечала за свое направление работы: партия «Национальный корпус» вела работу в политической сфере, «Национальные дружины» концентрировали и обучали боевой актив, «Юношеский корпус» работал с молодежью, «Спортивный корпус» отвечал за организацию спортивных мероприятий (до этого турниры «Сильная Nация» в 2015-2016 годах по всей стране проводил тот же Гражданский корпус), «Ветеранское братство» — за работу с ветеранами, издательство «Ориентир» публиковало труды идеологов национализма и воспоминания ветеранов.

При этом, хотя руководство задавало общий вектор развития, поощрялась конкуренция на одном и том же направлении, с целью выявить наиболее жизнеспособные проекты.

Например, в 2017 году на статус молодежной организации «азовского» движения претендовала «Защита и реконструкция страны» (укр. «Захист і Реконструкція Країни», сокращенно «ЗіРКа», то есть по-украински «звезда»), руководимая ветеранами «Азова» Сергеем Коротких, Никитой Макеевым и Юрием Ионовым.
«ЗиРКа» проводила марши, тренировки для молодежи, акции против российских банков. Но в итоге показала плохой численный рост и в конце 2017 года самораспустилась, влившись в «Нацдружины» в качестве отдельного отряда. Ионов отделился и создал свою небольшую ультраправую организацию «Щит и меч».

Видимо, руководство «азовского» движения разделяет идеи институционного дарвинизма, предполагающего, что правильным является то начинание, которое победит в борьбе за существование. Соответственно, проигравший сходит с дистанции.

Активность поощряется. Например, есть Глеб Небескул, который хорошо показал себя как активист «Нацкорпуса» в родном Херсоне, в 2019-м переехал в Киев, где продолжил работу в партии, а параллельно возглавил созданный еще до него Центр социологических исследований «Национальный мониторинг».

Возможно, какие-то исследования Центр и проводит, но очевидно, что главная его задача — сохраняя внешне отстраненность от «азовцев», вбрасывать в общественное пространство информацию о якобы высокой поддержке кандидатов от «Нацкорпуса» накануне местных выборов (как было в октябре 2020-го в Одессе).

У этой медали есть и обратная сторона. Нельзя не заметить, что в 2018-2019 годах у «азовского» движения было много ярких лидеров, которых мы сейчас практически не видим на сцене. Заметную роль в формировании идеологии партии играл Эдуард Юрченко, в организационной деятельности — первый заместитель главы партии Николай Кравченко и глава киевского отделения партии Сергей Филимонов, в общении с журналистами и руководстве активистами на публичных акциях — Александр Алферов и Роман Чернышев. Активно формировал по всей стране «Национальные дружины», проводил для них тренировки и марши Игорь Михайленко. И где они сейчас?

Нет, Михайленко по-прежнему на своем посту, только вот рядом с вождем партии и вообще на фотографиях «азовских» мероприятий практически не появляется. Марш «Нацдружин», на которых в 2018 и 2019 годах он вел за собой тысячную колонну бойцов в униформе, в 2020-м запретили проводить, хотя вполне могли это сделать до пандемии.

Весной 2019-го ушел из партии Филимонов, уведя с собой ряд ключевых активистов киевского отделения, входивших вместе с ним в фанатское объединение «Гонор». Дальнейшая активность «Гонора» вызвала такую ревность у «азовцев», что в июле 2020-го Филимонова сотоварищи пригласили на дружескую беседу и зверски избили.
Чернышев последний раз появлялся на телеэфирах в мае 2020-го, а общался с журналистами в конце августа — начале сентября 2020-го, в непосредственном прошлом перед приходом в партию, вообще-то бывший главой отдела политики «РБК Украина», то есть очень ценным кадром. Сейчас Чернышев отрастил длинную бороду и пишет в Facebook и Telegram (где его читает-комментирует от силы несколько десятков человек) в основном про футбол, а не про политику (разве что-нибудь про события в Штатах).

Прочие формально остались в рамках «азовского» движения, но публично позиционируют себя как руководители собственных проектов.

Юрченко целиком ушел в работу возглавляемого им консервативно-религиозного движения «Орден». Кравченко в 2019 году создал Институт национального развития (и даже на проводимых «Нацкорпусом» круглых столах представляется именно как глава этого Института), Алферов последний раз в качестве пресс-секретаря «Нацкорпуса» появлялся на телевидении в августе 2020 года, сейчас он занят преподаванием истории и развитием своего проекта «Память Нации», а также работой ведущим передач на историческую тематику на радио «Культура» и на телеканале «UA:Культура». Иногда Алферов находит время для участия в пикетах, но не «азовских», например, 13 апреля он принял участие в памятной акции у польского посольства в годовщину расстрелов в Катыни.

Интересно, что синхронно у Кравченко появилось очень много свободного времени для того, чтобы предаваться ностальгии, описывая в своем Telegram-канале историю «Патриота Украины» и «Азова», а у Алферова — для написания научных статей. А что наличие свободного времени, что обращение взгляда в прошлое обычно не свойственны тем, кто занят работой и активно идет вперед от успеха к успеху.preview

Сложно сказать, с чем связан уход Алферова, но закат карьеры Кравченко подозрительно совпадает с крупнейшей неудачей «азовцев» на внешнеполитической арене.

«Делегация «Национального корпуса» посетила Хорватию, — сообщил Кравченко 10 июля 2019 года в Telegram, опубликовав совместную фотографию с известными хорватскими правыми политиками. — В хорватском правом движении продолжаются процессы, несколько подобные украинским. 4 хорватских правых политсилы объединяются подобно тому, как это делают украинские националисты. Именно с представителями объединения правых Хорватии мы и встретились. Есть конкретный результат переговоров — нынешняя конференция группы Intermarium-Support состоится в Загребе. Мы впервые будем организовывать международное мероприятие за пределами Украины».
Да, конференция за пределами Украины, с участием лидеров хорватских партий, представленных как в Скупщине (парламенте страны), так и в Европарламенте, могла бы стать для «азовцев» выходом на новый уровень политического развития.

Однако эту новость заметил канадский журналист Майкл Колборн, живущий в Киеве и регулярно пишущий об украинских ультраправых. Он съездил в Хорватию, побеседовал с местными правыми политиками, а также с человеком, служащим связующим звеном между теми и «Нацкорпусом» — хорватским ветераном «Азова» Денисом Шелером, сообщившим, что на конференцию осенью прибудет и Билецкий.

18 июля 2019 года статья Колборна «Хорватия — ключевая страна для международных амбиций украинских праворадикалов» вышла на сайте Balkan Investigative Reporting Network (BIRN).

Конференции в Загребе с участием Билецкого и хорватских правых политиков в итоге не состоялась. Возможно из-за огласки в прессе, а возможно, из-за каких-то «накладок» в процессе организации мероприятия либо отсутствия взаимопонимания с принимающей стороной. В любом случае именно Кравченко как самый высокопоставленный участник процесса мог оказаться «крайним» и попасть в опалу у Белого вождя.

Изгонять Кравченко с позором не стали, но очевидно «задвинули», как и многих других, не оправдавших ожидания вождя и/или скандально засветившихся в прессе. Интересно, что с Алферовым он потом появлялся на паре мероприятий узкого формата, не особо поддержанных партией. Так что «Викимеч» с «информационными добробатами» — это скорее их собственный нишевый проект для поднятия собственной важности, а возможно, попытки реабилитации и доказательства своей полезности в глазах вождя.

Источник

Прочитано 32 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Православный календарь

Пожертвование на сайт

monobank:

5375 4141 0532 7745

ПриватБанк:

5168 7422 2907 6686

Яндекс деньги:

410011238270834

 

Посещения